Новости

и премьеры

“Можно актеру хоть кастрюлю на голову надеть, хоть шубу в трусы заправить, хоть на унитаз его посадить – я готова все выдержать, лишь бы это было оправданно. Единственное, что я не могу принять – это мат“

Режиссер Ольга Канарченко (Попова) о символизме, Хозяйке борделя с ключами и ведром, и о том, что вся литература - о любви. Эксклюзив для зрителей театра «Тысячелетие»

 

Журналист: Каково быть одновременно режиссером, актрисой, ведущей торжеств, а теперь еще и мамой? Как ты все успеваешь?
Ольга: Совсем не успеваю! Честно говоря, сейчас я несколько выпала из рабочего процесса, пока что даже не посещала недавних премьер театра. Зато теперь у меня есть возможность  не торопиться и уделить достаточно внимания подбору нового материала.

Ж: У  тебя есть две  литературных работы: «Письмо незнакомки» по одноименной новелле С. Цвейга и «Жажда» по роману «Камера обскура» В. Набокова. Планируешь ли ты продолжать знакомить зрителя с шедеврами мировой классики?
О: Каждый раз, когда я подбираю новый литературный материал, я чувствую некоторое внутреннее сопротивление. Перекопать оригинал, чтобы выцедить 15-20 страниц сценария – очень длительная и громоздкая работа, гораздо легче с уже готовыми пьесами.  Прозаическая литература, по сравнению с драматургически подготовленным текстом, выглядит пафосной и тяжеловесной, от этого никуда не уйти. Поэтому минимум текста - максимум художественного решения!

1 Pismo neznakomki posle premery
"Письмо незнакомки", после премьеры

Ж: Так сложилось, что в  театре «Тысячелетие» есть единственный спектакль у которого было два режиссера. Почему понадобился ремейк "Ремонта или Реставрации чувств"? Чем отличаются друг от друга новая и старая постановки?  Какая задача стояла перед тобой в доработке предыдущей версии?
О: Дело в том, что этот спектакль  - это визитная карточка театра. Комедию нужно было восстановить: ввести новых актеров, найти новое художественное решение, обновить музыкальный материал, добавить постановке современности и стиля, придумать новое название и создать новую афишу. Это были задачи, которые поставили передо мной, и я постаралась их выполнить... но тут уже судить зрителям. Мне достался костяк спектакля: отработанные мизансцены, готовые образы. Как раз не хватало красивой, а главное, художественной обертки.

5 Zhazhda posle premery
"Жажда", после премьеры

 

Ж: У тебя получилось реализоваться по обе стороны сцены. Пожалуйста, расскажи о своем актерском опыте.
О: Я училась в КНУКиИ на режиссера, первые 2 курса актеры и режиссеры обучаются вместе, поэтому еще в университете я смогла попробовать себя и как актриса. Обучение проходило в большой творческой банде. (улыбается)
С настоящей театральной сценой знакомство  произошло в театре «Золотые ворота», где я играла в спектакле «Собор парижской Богоматери». Именно там я получила первый значимый опыт работы с режиссером и профессиональными актерами. После я играла в Первом Женском Театре Мать-настоятельницу в «Исповеди монахини».  Это был вопрос глубины и простоты искреннего доброго и мудрого  Человека. Это очень важная и весомая для меня роль, хоть и совсем маленькая.
В театре «Тысячелетие» у меня были роли Мадам Ортанс в «Арахне» (по пьесе Ж. Ануя «Оркестр»), Натали  в «Я люблю свои подруг» и я также играла в собственном спектакле «Письмо незнакомки».

29663321 1822579211106223 430139664 n
"Раздевайся-поговорим", экс-"Ремонт или Реставрация чувств", после премьеры ремейка

Ж: Долго стояла на перепутье «актриса я или режиссер»?
О: У меня это сложилось как-то неосознанно. Вроде как если ты актриса, у тебя есть возможность бывать совершенно другим человеком, блистать на сцене и купаться во внимании. Но…  я чувствую, что как режиссер  смогу реализоваться шире.
И потом я неправильная какая-то актриса – у меня нет роли мечты! 

Ж: Как тебе современные виды режиссуры, так называемая «новая драма», стремление к эпатажу и т.д.?
О: Можно актеру хоть кастрюлю на голову надеть, хоть шубу в трусы заправить, хоть на унитаз посадить – я готова все выдержать, лишь бы это было оправданно. Единственное, что я не могу принять – это мат. Ну неужели такой у нас скудный словарный запас, что нельзя выразить мысли и чувства  другими словами? Ведь мы в жизни и так материмся, зачем это слушать еще в театре. А оправдывается это обычно тем, что «ну в данном случае точнее всего подходит мат». Не подходит.
К. Станиславский писал, что как-то раз  после спектакля у ребенка спросили: «Ну как тебе?» - а он: «Но это же неправда! Не может быть домик в домике». Вот и я считаю, что неправильно  брать натурализм и подавать его на сцене. Сцена – это художественное отображение нашей жизни. Лично я как режиссер иду по этой дороге.
Даже для жестокой действительности можно найти точные художественные образы. В процессе обучения у меня было такое творческое задание  для «Ямы» А. Куприна.  
Действие происходит спиной к зрителю. На цепях  висят девушки, Хозяйка борделя  бродит неподалеку со связкой ключей и ведром. Когда клиент выбрал девушку,  он берет ключ у «Мамочки» и отмыкает замок, который у девушки находится в зоне бикини. Причем не просто отмыкает, а по-зверски тычет в замок. В конце рабочего дня  «Мамаша» размещает между ног у каждой работницы  ведро, и мы слышим, как туда падают монеты.
Проблема страшная и злободневная, но даже в такой суровой реальности можно найти художественное решение.

3 Ispoved monahini Pervyj Zhenskij Teatr
"Исповедь монахини", Первый Женский Театр

Ж: Есть ли в театре языковая проблема?
О: Несмотря на то, что «Письмо незнакомки» у меня поставлено на украинском языке и то, что сейчас я рассматриваю для своей следующей постановки  пьесу Александра Олеся, меня очень расстраивает то, что при так называемой демократии происходит давление на мой личный выбор языка. Патриотизм и любовь к своей стране  совсем  не в этом.  Радуйтесь, что мы без труда можем понимать иностранных писателей! Люди учат староанглийский, чтобы понимать Шекспира, а у нас есть возможность без труда понимать Чехова!

Ж: А как ты выбрала Набокова?
(Имеется в виду роман «Камера обскура», по мотивам которого поставлена эротическая мелодрама «Жажда» - Прим. Ред.)
О: Когда я ставила «Жажду», мне очень хотелось пойти против сложившегося обо мне мнения, будто я очень скромный застенчивый человек. Наверное, «добивало», когда в конце спектакля на сцену выходила беременная режиссер. (смеется)

Ж: В твоих работах я вижу  связующую белую нить, где герои постоянно «отдают все ради любви». Это сознательная концепция?
О: Не могу так сказать, скорее так получилось случайно. Вообще мне кажется, что вся литература о любви. Существует ограниченное количество сюжетов, которые мы комбинируем.  Конфликт возникает из-за чего? Из-за того, что мы кому-то завидуем, кого-то любим или ненавидим, потому что нас не любят.

6 Pismo neznakomki vyhod na ovacii
"Письмо незнакомки", выход на овации

 

Ж: Как к тебе приходят сценографические решения и такой глубокий символизм в декорациях?
О: На сценографии с  В.П. Пацуновым я для «Письма незнакомки» сначала рассматривала идею дверей – это были двери в  квартиру героя, но на самом деле – это были двери в Его мир, в мир любви…. Но Валерий Петрович не оценил, сказал маловато будет. А потом появились планеты Солнечной системы. Вместе с  моим педагогом мы разрабатывали символическую концепцию – это он меня заразил поиском глубоких метафорических смыслов.

Ж: Тебя не смущает, что когда в финале «Письма незнакомки» солнце (образ Мужчины) опускается на пол, а чемодан (образ  Героини) поднимается на место солнца, многие трактуют эту сцену как самоубийство главной героини через повешение?
О: И это хорошо! Театр – в недосказанности. Правда, впоследствии мы добавили закулисный крик «Мама», и стало понятно, что  живая и здоровая героиня убегает  к своему ребенку. Но этим мы убили открытый финал. Единственная причина, по которой я пошла на этот ход  – для того, чтобы добавить светлый лучик в нашу и без того непростую жизнь.
Меня больше тревожит, чтобы этот спектакль не сочли феминистическим. все роли в нем женские, мужчина, который  виноват во всех злоключениях героини, остался «за кадром». Очень важно было подать историю не как осуждение, а как восхищение женской преданностью.

4 Arahna Olga Kanarchenko v roli Madam Ortans
"Арахна", Ольга Канарченко в роли Мадам Ортанс

 

Ж: Ты нервничаешь на своих спектаклях?
О: Очень сильно! Мои спектакли обычно очень сложны технически. Я боюсь, чтобы не скрипели и не путались части движущихся декораций,  и чтобы актеры чувствовали себя уверенно, думали о своей задаче на сцене. Иногда они начинают заигрываться, а ведь на сцену нужно выходить с горячим сердцем и холодной головой. Актер должен все контролировать, иначе Отелло задушит Дездемону!

Ж: Что нас ждет в твоих последующих работах?
О: Ориентировочно  это будет «Ніч на полонині» Александра Олеся, здесь меня в первую очередь интересует возможность сделать фолк! Очень хочется передать таэмничість українських лісів, поиграть с водой, сделать українське фентезі на природе - на Трухановом острове есть чудесная сцена на воде для моих творческих нужд.

Беседовали Артем и Гелла Самойленко

cal button

1. Вибрати квитки
2. Оформлення
3. Оплата
К-ть квиткiв: 1
Ціна:
Замовити

Інформація про замовника

Квиток Ціна
120 грн. Всього:

Заповнiть форму даними